Главная » Статьи » Публицистика

Анастасия Васичева. Трагическая история двух поэтов.

Трагическая история любви двух поэтов

«Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра…»

Строки знакомые миллионам женщин, они поражают прозрачной ясностью, половодьем поэтического чувства, отзывались в душах и сердцах читателей светлой грустью, надеждой и верой в счастье. В ее поэзии любовь возвышает человека над обыденностью, делает его окрыленным, с ней связаны горе и радость, утраты и надежды, настоящее и будущее. Но мало кому известная истинная история любви поэтессы.
Известная советская поэтесса Вероника Михайловна Тушнова (1915–1965) родилась в Казани в семье профессора медицины, биолога Михаила Тушнова. Её мать, Александра Тушнова, урождённая Постникова, была намного моложе своего супруга, отчего всё в доме подчинялось лишь его желаниям. Приходивший поздно домой, много работавший, строгий профессор Тушнов нечасто виделся с детьми, отчего дочь боялась его и старалась избегать, скрываясь в детской.
Маленькая Вероника всегда была задумчивой и серьёзной, любила оставаться одна и переписывать стихи в тетрадки, которых к концу школы собралось несколько десятков.
Страстно влюблённая в поэзию, девушка была вынуждена покориться воле отца и поступить в медицинский институт в Ленинграде, куда незадолго до этого переехала семья Тушновых. В 1935 году Вероника закончила обучение и поступила на работу лаборанткой в Институт экспериментальной медицины в Москве, а через три года вышла замуж за Юрия Розинского, врача-психиатра, у них родилась дочь Наташа.
Однажды стихотворение Вероники попало в руки поэтессы Веры Инбер, и Вера сказала: «Вам надо писать». В начале июня 1941 года она подала документы в Литературный институт имени А. М. Горького, но начавшаяся война помешала осуществлению заветной мечты. Тушнова уехала на фронт медсестрой.
На фронте ночами будущая поэтесса исписывала тетрадные листы всё новыми и новыми стихами. К сожалению, современным литературоведам ее стихотворения казались простоватыми, манерными, и они достаточно едко высказывались о её твореньях. Однако раненым и больным, которые находились на попечении Вероники Михайловны, до этого не было дела. Они дали ей короткое прозвище «доктор с тетрадкой». В госпитале Тушнова успевала писать диссертацию, помогала раненым, лечила не только их тела, но и искалеченные души.
Современники, знавшие Тушнову, считали её «ошеломляюще красивой». Темноволосая, смуглая женщина, похожая на восточную красавицу, обладала очень мягким и добрым характером. Она никогда не повышала голос, со всеми говорила предельно тактично и уважительно, на грубость отвечала улыбкой и безграничной добротой. Её друзья и знакомые отмечали в Тушновой ещё одно поразительное качество — не знающую пределы щедрость. Всегда приходившая на помощь в любое время дня и ночи, до конца жизни она жила предельно скромно, но очень любила делать подарки: родным, друзьям, соседям, даже просто случайным знакомым.
Однако женская судьба поэтессы была трагична — её красивая и раздёленная любовь не могла закончиться счастливо. Её возлюбленный — известный русский поэт Александр Яшин (настоящая фамилия Попов; годы жизни 1913–1968, родился в деревне Блудново Никольского уезда Вологодской губернии.) — его жизнь и литературная, и личная, были не из лёгких. Имел три брака, было семь детей, в шутку семью Яшина называли «яшкинский колхоз». Прошёл всю войну, работал корреспондентом. Подвергся литературной травле за роман «Рычаги». Его жена была душевнобольной женщиной, а сын Александр, застрелился в кабинете отца, узнавши, что тот изменяет семье. Уйти из семьи он не мог. Понимая это, не желая оставлять детей любимого без отца, Вероника Михайловна ничего не требовала, ничем не мешала Яшину, который так же пылко и нежно любил её. Они не могли ничего сделать с этой силой, которая притягивала их друг к другу. Эти двое как будто нашли друг в друге то, что, сами не зная, искали всю жизнь. Об этом Яшин написал:
«Как солнечный свет, как живая вода,
Твоя любовь для меня…»
И при этом Яшин очень любил свою жену. Вот так бывает: и жену любил, и Веронику. Жену, Злату, он уважительно называл по имени – отчеству : Злата Константиновна. Они познакомились еще в Литинституте, Злата считалась очень одаренной, но своим талантом пожертвовала ради семьи. Жене он посвящал не менее проникновенные строки:
«Жена моя! Все с тобою —
Работа, семья, досуг…
Всю жизнь меня с поля боя
Тебе выносить, мой друг.»
Яшина считали влюбчивым, но жена всегда была его тылом, его смыслом, его жизнью. Если он застревал в какой-то творческой командировке, то телеграфировал: «Выезжай, я без тебя не могу!». И Злата тот час выезжала. Любовь к мужу была главным содержанием ее жизни, остальное было вторично.
Когда в жизни Яшина появилась Вероника, его отношения со Златой Константиновной впервые разладились. Страстный и романтичный Александр Яшин, чувствуя непонимание и одиночество в семье, каждые выходные шёл к Веронике, где утолял свою потребность в женской ласке, теплоте и любви. Они встречались тайно. Выезжая из Москвы на любой уходящей электричке, влюблённые останавливались в подмосковных деревнях, гуляли по лесу, иногда ночевали в одиноких охотничьих домиках. Возвращались они всегда разными дорогами, чтобы не выдать своей тайной связи. Сердце болело у обоих от счастья и невозможности быть вместе.
И не смотря на сильную любовь к жене, оставить Веронику Тушнову Яшин тоже не мог. Тушнова была очень хорошим человеком: от таких не отказываются. Добрая, преданная, искренняя, немного взбалмошная, находившая неподдельную радость в служении другим.
Однако Александр Яковлевич был очень заметной фигурой в советской литературе — лауреат государственной премии, автор широко известных прозаических и поэтических произведений, функционер Союза писателей СССР. Его отношения с малоизвестной и не уважаемой в литературной среде поэтессой не могли остаться незамеченными. Вскоре об их романе заговорили. Большинство осуждали эту связь, многие приписывали Тушновой карьеристские устремления, другие открыто обвиняли Яшина в недостойном поведении — в измене несчастной женщине и потакательстве недостойной распутнице. И Александр Яковлевич, и Вероника Михайловна стали избегать общества литераторов, предпочитали общаться только с верными друзьями. Именно в эти годы, в очень короткий период времени Тушновой были созданы циклы лирических стихотворений, обессмертивших её имя. Вскоре поэт прекратил свои встречи с Вероникой и вернулся к детям и жене. Теперь он приходил домой, снимал пиджак, проходил на кухню. Только свет в его жизни как будто погас. Тушнова понимала своего любимого мужчину. Не имея возможности видеться с любимым, поэтесса нашла другой способ общения. Они общались через стихи, которые были понятны, только им двоим.
Не успев опомниться от расставания с любимым, Тушнова узнаёт что, неизлечимо больна онкологическим заболеванием и угасала на глазах. Умирала она в страшных мучениях. Долгое время, прикованная к больничной койке, она старалась не выдавать слабость и боль тела. Принимая друзей в палате, она просила их подождать за дверью, причёсывалась, надевала цветастое платье и встречала их с неизменной улыбкой на лице. Но мало кто знал, что сильнейшие антибиотики стягивали ей кожу на лице, и каждая улыбка была для несчастной мучительно болезненной. Яшин каждый день приходил к ней в больницу. Она смотрела на него: серьезная, похудевшая, одни глаза на усталом лице. Веронике было так больно, что она изо всех сил старалась не закричать. Только смотрела, смотрела в любимые глаза и прощалась, прощалась — навсегда.
Прямо в больничную палату, принесли ее книгу «Сто часов счастья», которой будут зачитываться поколения женщин. Вся горькая любовь Вероники Тушновой была в этих страницах, строчках, буковках.
«Сто часов счастья…
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке
<…>
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило «спасибо»…»
Когда Вероники не стало, Яшин едва не сошел с ума от горя.Сразу постарел,ссохся,не был того огонька в глазах. Он читал, перечитывал все ее стихи и плакал. Он уезжал в домик в Бобришном Угоре и зализывал там раны, воя, как дикий зверь. Он мгновенно постарел, ссохся, глаза погасли. Он только теперь понял, что потерял.
Ему думалось, что она будет с ним вечно. Ему казалось, их любовь будет всегда. Думалось да казалось, бормотал он. Думалось да казалось…
«Думалось, все навечно,
Как воздух, вода, свет:
Веры ее беспечной,
Силы ее сердечной
Хватит на сотню лет.
Вот прикажу — И явится,
Ночь или день — не в счет,
Из-под земли явится,
С горем любым справится,
Море переплывет.
<…>
Думалось да казалось…
Как ты меня подвела!
Вдруг навсегда ушла —
С властью не посчиталась,
Что мне сама дала.
С горем не в силах справиться,
В голос реву, Зову.
Нет, ничего не поправится:
Из-под земли не явится,
Разве что не наяву.
Так и живу. Живу?»
Через три года после «любимой Вероники» умер и Александр Яковлевич. Волею судьбы, он скончался от рака — той же самой болезни, которая поразила тело его любимой. Его похоронили на родине в Вологодской области, в деревне Блудново. Его жена передала в дар землякам знаменитый на всю страну дом на Бобришном Угоре, который вместе с могилой поэта сегодня составляет центр мемориального заказника. После смерти писателя на Бобришном угоре стали проводиться Дни поэзии и литературные встречи. 11 июля в День памяти А. Я. Яшина на его могиле служится панихида.
Влюблённые навсегда соединились вместе, без пересудов, ненужных разговоров, зависти и злости недоброжелателей, упрёков и непонимания близких людей. А стихи двух прекрасных поэтов до сих пор читают потомки, каждый раз, заново проживая с ними их историю любви.

Васичева Анастасия МАОУ «Центр детского творчества и методического обеспечения», «Школа юного корреспондента».

Категория: Публицистика | Добавил: ЭвпаторНаев (05.03.2020)
Просмотров: 106 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]