Главная » Статьи » Проза

Артеменкова Оксана «Элементарное мышление животных»

Артеменкова Оксана Васильевна

«Элементарное мышление животных»

(или «Несколько моментов из жизни городского кота»).

Своё раннее детство кот Мусик помнил довольно плохо. Да и что мог помнить маленький пушистый шарик, оторванный от мамы-кошки в возрасте одного месяца. Про то, как он попал в эту квартиру, у Мусика остались лишь такие воспоминания: длинная зимняя дорога, видневшаяся из-за полы теплой куртки, стук железной двери, страшное гудение, уносящее его куда-то вверх, звуки открывающегося замка и слова: «Ну вот, держите, самого красивого вам принесли!».

«Какой он хорошенький! Словно игрушечный!»- радостно твердила гладившая его маленькая девочка. «Смотрите, он похож на шарик, когда сидит!»- серьёзно сказал мальчик постарше.

«Ну вот ты и получила то, что хотела»- тихо промолвила присевшая на диван женщина.

«Мама, я обещаю, что ухаживать за ним буду сама, честное слово!»

«Так вот кто моя настоящая хозяйка!» - подумал тогда Мусик, уставившись на девочку ясными круглыми глазами.

Но, вдруг появившийся в комнате человек с усами, можно сказать, испортил ему всю радость знакомства. «Это же не кот, а урод какой-то! У него глаза маленькие и близко к носу!»- сказал мужчина. Мусик тогда подумал, что этот человек ничего не понимает в его благородной полуперсидской породе. Впоследствии, обида на хозяина у Мусика прошла, и хозяин даже полюбил кота за тихий нрав, пушистую серую шерсть, и белый воротник на грудке, и белые носочки на лапках. «Красивый кот!» - любил повторять хояин, - «Украшает интерьер нашей квартиры!»

Так началась жизнь Мусика в большой квартире в центре города с видом на проспект. Машины за окном его мало интересовали, но вот птички, изредка пролетавшие за стеклом, очень будоражили его кошачье воображение. Не будь стекла, Мусик, казалось, так и выпрыгнул бы в окно за птичкой. И хотя он сам не понимал, зачем ему это нужно, но при виде птички у Мусика начинала странно подергиваться челюсть, издавая звуки вроде «вя- — вя —вя», зрачки неимоверно расширялись, а хвост описывал на подоконнике дугу в 180 градусов. Так продолжалось до тех пор, пока птичка не исчезала так же внезапно, как и появилась. Мусик не понимал, почему дети смеются над ним.

Вообще, кошачья жизнь в квартире была бы просто распрекрасная, если б не одно «но». Кроме Мусика и хозяев жил в этой квартире страшный «зверь», с которым Мусик находился в очень плохих отношениях. Имя ему было «Трубка». Так называли его люди, когда доставали из шкафа какой-то предмет. Один лишь щелчок хозяйской руки - и начиналось что-то ужасное: ёрзая по ковру и страшно шипя «трубка» с каждым моментом подбиралась всегда все ближе и ближе к бедной киске. А когда она оказывалась слишком близко, Мусик для спасения своей жалкой кошачьей жизни старался увеличить себя в размере, подняв дыбом всю свою шерсть и наотмашь бил «трубку» лапой, да с такой силой, что в комнате раздавался громкий стук. Пятясь задом, он искал любые пути для того, чтобы пулей вылететь из комнаты и найти любое убежище.

До сих пор все сражения с «трубкой» заканчивались в пользу Мусика, и он гордился этим. Ведь насчет «трубки» у Мусика всегда было «ухо востро», вернее, два маленьких ушка, которые всегда поворачивались в сторону грозящей опасности. А иначе было нельзя! И вот почему. Излюбленным приёмом нападения «трубки» была внезапность. Она появлялась совершенно бесшумно и неожиданно, чаще, когда Мусик спал, и заставала его врасплох.Звуки открывающейся дверцы домика «трубки» , которым являлся шкаф, моментально прерывали самый глубокий кошачий сон. Проснувшийся кот, бывало, от страха не знал, куда ему деваться. Ведь счет шел на секунды. Тараща сонные глаза, он несколько секунд соображал, что же произошло, а затем моментально исчезал под диваном.

Коварству «трубки» не было предела. Ведь она, каким-то непонятным образом, могла попасть под покрывало, на котором обычно спал кот. И неожиданно, прямо рядом со спящим котом, вылезти из-под него под громкий смех стоящих рядом детей.

Хозяева были в странной дружбе с «трубкой», и это очень не нравилось коту. Ведь когда «трубка» шипела на него, она почему-то всегда находилась у них в руках. Видимо, они были с ней заодно. А самое обидное было то, что когда Мусик прятался от хозяйки под диван, не реагируя на вежливую просьбу выйти оттуда, хозяйка всегда обращалась за помощью к «трубке». Стоило ей сказать : «Не хочешь вылезать по- хорошему - тогда я пошла за трубкой!» Последнее слово действовало на Мусика как заклинание. Не желая лишний раз видеться с «трубкой», кот покорно покидал своё убежище. Появившаяся из-под дивана фигура кота обычно вызывала радостный возглас хозяйки: «Ну вот и произошло явление кота народу!» В благодарность за это Мусик получал какое-нибудь угощение и оказывался там, где и должен был оказаться, в кладовке.

О кладовке стоит сказать особо. Была в этой квартире такая маленькая комнатка, служившая Мусику одновременно и столовой, и спальней, и, простите, туалетом. Загадка этой комнатки состояла в том, что войти туда Мусику было легко и просто, а вот выйти так же - не получалось. Почему так происходило, Мусик не понимал, хотя догадывался, что дело, видимо, было в туалете.

За всю свою жизнь в квартире он понял, что если не справит свою кошачью нужду, то не получит право выйти из кладовки. Сидение в тёмной кладовке являлось для него и наказанием за плохие дела. Если, не дай бог, случалось Мусику сделать в углу кухни большую лужу, то его лохматое кошачье тело, запущенное жесткой хозяйской рукой, тут же летело в кладовку со словами: «Посиди тут, нахал!» После звука закрывающегося шпингалета в полной темноте Мусик начинал понимать, что видимо недостаточно хорошо закопал на кухне свое «произведение», за что и был наказан.

Вы можете подумать, что за странное имя для кота, похожее на имя Муська для кошки? Так ведь он сначала и был кошкой. Нет- нет, по природе своей он был и остается котом, но первые два года его по ошибке считали кошкой. Виной всему была длинная полуперсидская шерсть, скрывавшая его котиную сущность. А хозяйская дочка даже приговаривала: «Вот вырастет наша Муська и будут у неё котятки, вот в этом животике». Об этом позорном факте своей биографии Мусик не любил вспоминать.

Это безобразие продолжалось до тех пор, пока однажды зашедшая в гости соседская девочка не воскликнула: « Это же кот!» И так, ходивший 2 года под именем Муська кот сменил своё имя на Мусик. А что было делать? Зато теперь уже никто не ждал от Мусика котяток, и агрессивное поведение его по отношению к соседским котам было вполне оправдано.

Кстати, своих сородичей Мусик мог видеть только один раз в году, летом на даче. Все остальное время он довольствовался общением с хозяевами и не выходил из квартиры. Да он и не просился выходить, так как имел мягкий характер и ленивую натуру. Судите сами , весь его день обычно проходил так: раннее пробуждение, утреннее дежурство у холодильника, завтрак, затяжной дневной сон, вечернее дежурство у холодильника, ужин и короткий, как у всех кошачьих, ночной сон. И так опять, каждый день, одно и то же. Такая жизнь Мусика вполне устраивала. Но только до поры до-времени.

Иногда спокойное течение жизни всё же нарушалось. Это случалось, когда Мусик вдруг начинал ощущать нехватку общения с себе подобными. И тогда он усаживался перед тройным зеркалом так, что в бесконечных зеркальных отражениях появлялись сразу несколько таких Мусиков, штук эдак 12. И тогда начинался «разговор с котами». Так в шутку называли хозяева данную церемонию, состоящую из долгого протяжного пения низкой тональности. Такое «выяснение отношений» с себе подобными вполне заменяло Мусику настоящее.

Надо сказать, что благодаря своей кошачьей проницательности, Мусик научился по звукам определять, чем его будут потчевать сегодня, и даже выработал определенную линию поведения, зависящую от предлагаемого меню. Так, стук кухонного ножа, нарезающего на мелкие кусочки сырое мясо, будил в Мусике самые теплые и дружественные чувства, заставляя его непрерывно тереться об ноги хозяйки и нежно мурлыкать в предвкушении вкусного обеда. А вот стук об миску большой железной ложки, накладывающей ему кашу, каким-то непонятным образом сдувал Мусика с кухни и заставлял исчезать в темноте спальни. Что поделаешь, кашу Мусик не любил и употреблял её только в случае сильного голода. Обиженная таким наглым поведением своего любимца хозяйка обычно кричала вслед: «Ах, так! Ну, погоди! Всё равно придёшь, когда проголодаешься!»

А ещё говорят ученые, что животные не думают так, как люди! Думают они, да еще как! И хитрее нас, порой, оказываются! Только на научном языке все это называется «элементарное мышление животных», и даже книжка с таким названием есть. Если интересно — почитайте!

 

Категория: Проза | Добавил: ЭвпаторНаев (31.12.2018)
Просмотров: 240 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]