Главная » Статьи » Молодые литераторы

Анастасия Васичева. ГИМН ВОЕННЫХ КОРРЕСПОНДЕНТОВ.

ГИМН ВОЕННЫХ КОРРЕСПОНДЕНТОВ

«Корреспондентская застольная» («Песенка военных корреспондентов») — песня, написанная поэтом Константином Симоновым и композитором Матвеем Блантером в 1943 году.
Работа корреспондентов не прекращалась даже во время Великой Отечественной войны: в Москве, Минске, Одессе, Севастополе, блокадном Ленинграде, Сталинграде регулярно выходили газеты и велись передачи на радио. Рассказы о героизме защитников Отечества, мужестве тех, кто трудился в тылу, анализ боевых действий, с которым выступали командующие фронтами, именно благодаря журналистам становились известными всей стране.
Песня написана прекрасным русским поэтом Константином Михайловичем Симоновым. Историю создания своей знаменитой «Корреспондентской застольной», Симонов рассказывал часто, по признанию самого прозаика это его любимый случай, произошедший с ним на войне: «Передав 12 февраля 1943 года в Москву корреспонденцию о взятии нашими войсками Краснодара, я получил по военному проводу встречную телеграмму – перебраться с Северокавказского на Южный фронт, чтобы поспеть к освобождению Ростова. Добираться туда мне пришлось в февральскую распутицу, на чужой машине – «виллисе», принадлежавшем члену Военного совета. Шофёр, как всякий чужой, взятый «напрокат», да ещё шофёр большого начальства, да ещё взятый в длиннейшую и грязную дорогу, с необходимостью возвращаться обратно по этой же дороге, невзлюбил меня.
А у меня настроение тоже было скверное – я паршиво себя чувствовал, разбаливался. Чтобы преодолеть это неважное душевное и физическое состояние, я стал сочинять корреспондентскую песню. Сочинял я её всю дорогу до Ростова чуть ли не двое суток. «Виллис» был открытый. Было холодно и сыро. Лихорадило. Сидя рядом с водителем, я закутался в бурку, и вытаскивать из-под бурки руки не хотелось, поэтому песню сочинял на память. Написав в уме строфу, начинал её твердить вслух, пока не запомню. Потом начинал сочинять следующую и, сочинив, чтобы не забыть предыдущую, повторял несколько раз подряд вслух обе. И так до конца песни. И чем дальше сочинял её, тем длинней был текст, который я каждый раз повторял. Так мы ехали и ехали, пока, наконец, не добрались до штаба Южного фронта, находившегося в Батайске, точнее – до фронтового корреспондентского пункта «Красной звезды.
Шофёр, как только мы приехали, попросил разрешения отлучиться и мгновенно исчез. А вскоре после этого в нашу корреспондентскую компанию забрёл доктор, работавший в санчасти штаба фронта, и, едва успев посидеть с нами несколько минут, стал расспрашивать меня, как я доехал и как себя чувствую. Я сказал, что немного аспирина на ночь глядя, пожалуй, не помешает, а в остальном чувствую себя хорошо. Но он не сразу удовлетворился ответом, а ещё некоторое время продолжал допрашивать меня о самочувствии.
Как потом под общий смех выяснилось, мой хмурый водитель явился в санчасть с сообщением, что с ним с Северокавказского фронта ехал сюда сумасшедший подполковник, который чуть ли не двое суток подряд всё время разговаривал сам с собой. Посещение врача было результатом этой шофёрской бдительности.
Мы долго потешались над этой историей в тот вечер и, выпив положенные сто граммов, хором, на мотив «Мурки», впервые пели сочиненную мною песню. Кстати сказать, только тут, вечером, уже спев её по памяти, я впервые записал её на бумагу»
В том же 1943 году «Песенка военных корреспондентов» стала фрагментом спектакля «Жди меня» (режиссёра Николая Горчакова). Новую собственную мелодию написал Матвей Блантер, а исполнял песню актёр Ростислав Плятт. Широкую известность песня получила, когда её включил в свой репертуар Леонид Утёсов. Симонову его прочтение текста понравилось, поэт утверждал, что певец «приделал песне колёса».
В годы войны авторская версия текста песни была значительно исправлена цензурой, этот вариант впоследствии вошёл в сборники стихотворений Симонова. Так, в первом варианте были строчки:
«Без ста грамм, товарищ,
Песню не заваришь.
Так давай по маленькой хлебнём», которые цензура превратила в:
«Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь.
Так давай за дружеским столом…», забыв, по словам поэта, про «наркомовские 100 грамм».
Строчку:
«От ветров и водки
Хрипли наши глотки» цензор заменил на другую:
«От ветров и стужи
Петь мы стали хуже».
От лица корреспондентов в песне пелось:
«Там, где мы бывали,
Нам танков не давали, —
Репортёр погибнет — не беда». Вторую строку этого двустишия изменили на: «Но мы не терялись никогда».
Интересно, что несмотря на цензурные правки, пластинка № 12479, записанная Утёсовым 3 февраля 1945 года, была отпечатана лишь в нескольких пробных экземплярах и в тираж тогда не пошла.
Симонов был недоволен ещё и тем, что в течение двух десятилетий в стихах и песне отсутствовал полностью выброшенный цензурой куплет:
«Помянуть нам впору
Мёртвых репортеров.
Стал могилой Киев им и Крым.
Хоть они порою
Были и герои,
Не поставят памятника им», эти строки были возвращены в стихотворные сборники лишь во время оттепели, однако песня и дальше жила без них.
В начале 1960-х годов поэт при встрече с Утёсовым сообщил, что хотел бы вернуться к изначальной редакции стихотворения. Он подарил певцу свой сборник «Стихи и поэмы», исправив от руки, чернилами типографский текст «Корреспондентской застольной» и сопроводив надписью: «Дорогого Леонида Осиповича Утесова прошу петь только так — на мою голову, а если её одной мало, то ещё и на свою! Ваш Константин Симонов». Оркестр Утёсова был в отпуске, но тот не стал ждать и через несколько дней записал на радио в сопровождении инструментального квартета почти полностью авторский вариант «Корреспондентской застольной» (без куплета о «мёртвых репортёрах» и с сохранением некоторых сделанных цензором исправлений: «Без глотка, товарищ…»; «…по маленькой нальём»;), прозвучавший летом 1963 года в передаче «С добрым утром!».
Однако чуть позже в том же году, делая фондовую запись для пластинки он окончательно отказался от несколько выбивавшихся из общего настроения песни слов: «Репортёр погибнет — не беда» в пользу цензурного варианта: «Но мы не терялись никогда». Точно так же поступал и Иосиф Кобзон, которого поэт на одном из концертов попросил исполнять «военную версию» песни.
«Корреспондентская застольная» — это песня-тост, ставшая гимном всех журналистов, в том числе и современных. По словам сына поэта — журналиста и писателя Алексея Симонова, — до сих пор остаётся загадкой, почему ритмически она оказалась близка «Мурке» («Раз пошли на дело — выпить захотелось» — «От Москвы до Бреста нет такого места»); не исключено, что это связано с суровым духом времени, когда «на изыски никто не тянул».
О популярности песни свидетельствуют воспоминания писателя Анатолия Рыбакова, наблюдавшего, как оркестр ресторана приветствовал входившего в зал Симонова мелодией из «Корреспондентской застольной».
Симонов написал и «Жди меня», и «Песню о весёлом репортёре» вместе с Сурковым: «Вышли без задержки наутро, как всегда, “Известия”, и “Правда”, и “Красная звезда”». Все они забылись. А вот «Застольную» люди помнят.
Упоминание «Корреспондентской застольной» в романе Александра Солженицына «В круге первом» было дано в саркастическом ключе: писатель не только создал «карикатурный образ» военного корреспондента Галахова, сочинившего песню о фронтовых журналистах, но и язвительно прокомментировал отдельные её строки: «„От ветров и водки хрипли наши глотки“ — это где ж они брали столько водки, чтобы хрипнуть?». По мнению журналиста издания «Бульвар Гордона», «с самой войны Солженицын-артиллерист копил обиду на любимца фортуны Симонова-корреспондента. В „Шарашке“ он взял реванш».
В 1993 году возле входа в Центральный Дом журналиста в Москве был поставлен памятник фронтовым корреспондентам. Как рассказывал ветеран журналистики Фёдор Царёв, он вместе с коллегами обратился к скульптору Льву Кербелю, который при встрече с ними признался, что хотел бы запечатлеть «фигуру журналиста, присевшего, чтобы написать по горячим следам корреспонденцию в газету». На колонне за его спиной высечена цитата из «Корреспондентской застольной»: «С „лейкой“ и блокнотом, а то и с пулемётом сквозь огонь и стужу мы прошли» и памятной надписью «Журналистам Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годы»
9 мая у памятника собираются корреспонденты-ветераны, действующие журналисты и пишущая молодёжь. На монумент возлагают цветы, вспоминают ужасные будни журналистов на дорогах Великой Отечественной войны и конечно поют «Корреспондентскую застольную».
Их боевая слава, яркое правдивое слово о войне, о мужестве и героизме советских воинов и тружеников тыла, о Великой Победе живут в народе, живут в песнях, живут в рассказах, живут в истории и всегда будут жить в наших сердцах.

Васичева Анастасия МАОУ «Центр детского творчества и методического обеспечения», «Школа юного корреспондента»

Категория: Молодые литераторы | Добавил: ЭвпаторНаев (08.06.2020)
Просмотров: 68 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]