Главная » Статьи » Стихотворения

Михаил Рябчиков (Волгоград). Электронная версия нового сборника.
Михаил Трофимович

Рябчиков

О Т Р А Ж Е Н И Я

В новом сборнике стихов Михаила Рябчикова отражены многие явления современной жизни. Автор родился в селе Сосновка Руднянского района Волгоградской области. С 1973 года проживает в Волгограде. Его стихи публиковались в журналах, альманахах и коллективных сборниках. В том числе, в «Северной окраине» и в «Нахалёнке».

Выход электронной версии нового сборника приурочен к юбилейной дате со дня рождения автора.

***

Хорошо, что память не отшибло!

Эта память вечной быть должна:

Слишком много воинов погибло,

Чтоб жила Россия, как страна.

Кто на нас в извечной смертной драке

За тысячелетья не ходил?

Шведы и литовцы, и поляки,

И монгол нас лихом изводил.

Итальянцы были и румыны,

Гитлеровцы смерть несли и плен…

Но живём в России мы доныне

Ничего, не требуя взамен.

Мы врагов простили – божья милость.

Мы ещё поможем им не раз.

Хорошо, чтоб память сохранилась

У потомков их, как и у нас.



***

Снова строим храм на храме,

Вере почесть отдана.

Но всё глубже тонет в сраме

Наша древняя страна.

Может, вовсе и не наша?

Ибо столько боли, зла,

Воровства и ералаша

Смена курса принесла!

Выше храмов телебашни

Для забавы и утех,

День и ночь плетут в них шашни,

Прославляющие грех.

Сатана тасует карты,

Сохранить, пытаясь, честь

Забывает при азарте

Что всего их 36.

Карты биты-перебиты,

Правит балом тот же туз.

И вдобавок ваххобиты

Каждый день стреляют в Русь.

Смотрит в небо люд степенный

От велика, до мала,

Ждёт когда по убиенной

Зазвонят колокола.



***

Небеса не курлычат уже журавлями,

Вместо них самолёта зудящий мотив.

Держат курс богачи в эти дни на Майами,

А другие летят прямиком в Тель-Авив.

Где же вы, журавли, перелётные птицы?

Боль России, её ностальгия, удел.

Раньше клин журавлей называли станицей

И в казачьих краях он наверно осел.

Там где Дон, там, где степи седы ковылями,

Журавли превратились в дома возле ив.

В небесах же, где должен быть

клин с журавлями,

Самолётом оставленный белый разлив.

***

У мамы в доме рос цветок

С простым названьем «огонёк».

Он был собой неприхотлив,

Цвёл, отзываясь на полив.

Он в каждом доме на окне

Горел как в песне о войне,

В которой девушка бойца

В бой провожала от крыльца.

Давно нет мамы. Умерла.

Жена в квартире развела

Герань, гортензию, вьюнок…

А я всё помню «огонёк».

***

В Москве у Кремлевской стены

Мужей упокоены кости.

А жёны их обречены

Отдельно лежать на погосте.

Такая разорванность уз

Лежит на истории грузом:

Согласно подобным союзам

Разорван Советский Союз.

***

Нередко философствуя о благе,

Мы забываем, что у нас в стране,

Срок каждый третий отбывал в тюряге,

А каждый пятый сгинул на войне.

Но мы стремимся снова к цели высшей

Сквозь войны, тюрьмы, вереницу бед…



В России нынче каждый третий – нищий.

Но каждый пятый – истинный поэт.

ТЕРАКТ

Не к Аллаху, а в исчадье ада

Улетела смертницы душа.

Безутешным горем Волгограда

Вздрогнула Россия сообща.

Сердце моё в ужасе орало.

Будто знало наперёд оно

То, что перековывать орало

На мечи нам богом не дано.

***

На болоте много нынче клюквы,

А ещё морошка там растёт.

Посылая власти на три буквы,

Промышляет ягодой народ.

Для него она одно спасенье,

Ягода – работа и товар;

И несут на трассу в воскресенье

Люди продавать болота дар.

Пред собой иной не ставят цели,

Как денёк ещё один прожить.

Все довольны тем, что не успели

До реформ болото осушить.



***

Многим от Советского Союза

Кукиш перепал при дележе.

Государство, до России сузив,

Кто-то хапнул всё до нас уже.



Помнится, мне ваучер достался.

Где он, я не знаю до сих пор…

Если бы сейчас он мне попался

Я б им точно задницу подтёр.

***

Не видать конца печальной драмы:

Возвратили царский флаг и герб,

Поменяли двери, в окнах рамы,

До конца не осознав ущерб.

Выбросили дедово с отцовым,

Даже жён успели обновить…

Только вот Есенина с Рубцовым

Бродским никогда не заменить.

***

За Иваном был грешок –

Пить любил на посошок.

По гостям, когда ходил,

То таким макаром пил:

На прощание стакан

Хлобыстнёт и в стельку пьян.

Пил ещё б на посошок,

Да хватил беднягу шок,

С головы и до кишок

У него хвороб мешок.

Ходит он теперь шажком

На леченье с посошком.



«УХАЖЁРКА»

Она сказала старику: - Согласна

Ухаживать до смерти за тобой!

Старик подумал: доверять опасно

И тут же «ухажёрке» дал отбой.

Ещё подумал, что приблизить дама

Из-за квартиры может эту смерть.

Но дама, потерявши чувство срама,

Выказывать пустилась круть и верть.

У старика в глазах стояла осень,

Которую не поворотишь вспять.

Той «ухажёрке» было 28,

А «ухажёру» - 85.



***

Любимая с утра разговорилась,

Каким-то её чудом прорвало –

В моей греховной юности порылась,

Свою, представив чисто и бело.

Себя хвалила времени не чуя,

Мои проступки делала черней…

Ей непременно мнилось: коль молчу я,

То соглашаюсь в монологе с ней.



***

Вышел в свет. А на свету курили,

Пили пиво, водку и вино,

Драчунов под русский мат мирили,

Сексом занимались заодно.

Стало больно сердцу и уму.

Сплюнул и пошёл назад. Во тьму.



***

Ей далеко до длинноногих,

Да и живёт не в терему,

Её хватило бы на многих,

А вот досталась одному.

Большие руки – от работы,

Крутые плечи – от забот.

Фуфайка, шаль, простые боты.

А тут еще большой живот.

Она диет не соблюдает,

В зал тренажерный не бежит,

Но с нею муж не голодает,

На худосочных не глядит.

Ему любима та, что в теле,

В большом селе в своём дому.

Поскольку голову в постели

Есть уронить на что ему.



***

Еду в лифте. Задыхаюсь

От химических духов –

Кто-то ехал на охоту

На богатых женихов.

Чтобы стало, если б в мире

Вовсе не было духов?

Ничего бы не случилось,

Ничего бы не стряслось.

И без них ведь обходились

От низов и до верхов.

Дружно жили, не тужили,

Нам без химии жилось.

Я с девчонкой под сиренью

Сам сидел до петухов…



Задыхаюсь… Этот запах

Распугает женихов.



***

Вкусил он горького немало:

Аджика, водка, самогон…

В его желудке всё пылало.

В его душе горел огонь.

Когда за стол поесть садился

Он на правах холостяка,

То никогда не обходился.

Без лука, перца, чеснока.

Любил он редьку, хрен, горчицу…

А как женился, то пошло:

Пришлось от водки отлучиться,

Забыть всё горькое как зло…

Но пребывая на диете

Он сделал вывод из того,

Что горше женщины на свете

Нет, к сожаленью, ничего.



***

Женщину художники раздели,

Показали: - Это красота!

Но сокрыла женщина на теле

Все свои красивые места.

Из лавсана, шёлка, бумазеи

Есть у ней сегодня что одеть.

Вот и ходят мужики в музеи,

Чтоб на голых женщин поглядеть.



ПРО ЛЮБОВЬ

I

Я тебя не разлюбил.

Я ж тебя не раз любил

И не два, не три, не пять…

Вот пришёл к тебе опять.

Словно дятел в дверь долблю:

- Я те-бя не раз-люб-лю!

II

Ты пишешь: «Я совсем одна…».

Строка задела за живое.

Прикинул - тут соломинка видна:

И я один. Сложи – нас двое!

III

Так бывает: любовь убывает

Наподобие полой воды.

Но весною опять прибывает

И приносит немало беды.

Чтоб такого с тобой не случилось

И в глазах твоих солнце лучилось,

Всюду дамбы любви возводи.

IV

Христос учил врагов любить.

Но как с тобой мне в жизни быть?

Люблю тебя! Но ты не враг.

Такой вот не библейский брак.

V

Мы с тобой взаимно были любы.

Не забыть мне, как ни канитель,

И твои сверхчувственные губы,

И глаза зовущие в постель.

Был тобой не раз я очарован,

Но когда расстались – не запил.

Ибо был смешно разочарован

Тем, что в списке я девятым был.



В РОДНОМ СЕЛЕ

I

Не живут, а доживают

Старики в родном селе,

Горе «горькой» заливают,

Власть у них не в похвале.

А на то особо ропщут,

Что какой-то нувориш

Луг скупив, реку и рощу,

Переехал жить в Париж.

Егеря его маячат

Населению дерзя,

Что охотиться, рыбачить

И траву косить нельзя!

Городят посты, заставы…

Ну, а новый богатей,

Всё же кладбище оставил

В дар для немощных людей.

II

Хотя земляк не из гуляк,

Спросил его я: - Водку пьёшь?

Изобразив плечами дрожь,

Он произнёс: - А сам-то как?

Задал вопрос я про табак:

- Коптишь им небо или нет?

Противник длительных бесед,

Ответил кратко: - Сам-то как?

Разговорить и так и сяк

Его пытался, чтоб узнать

Как поживают дочь и зять…

А он одно: - А сам-то как?

Неразговорчив мой земляк.

- Здоровье как? – спросил его.

Он не ответил ничего.

Но вопросил: - А сам-то как?

III

Утешали: - Поплачь – полегчает.

Много лет с той минуты прошло.

Ветер вяз над могилой качает.

Чуть поодаль в низине село.

Не осталось родни в нём. Родная

Здесь давно похоронена мать.

Вспоминаю. Вином поминаю.

Доведётся ль ещё поминать?

Я один у могилы маячу,

Что-то шепчет мне листьями вяз.

Чтобы боль не прошла – я не плачу.

Вспомнят дети ли наши о нас?



КАК У ЛЮДЕЙ

Абрам приватизировал аптеку,

Потом завод… Полно других идей.

Растёт доход. Приятно человеку.

Как говорится, всё, как у людей.

Давид пробился к олигарху в замы,

Отправил на учёбу в Рим детей,

В Швейцарии купил старинный замок.

Как говорится, всё, как у людей.

Алан за деньги порчу, сглаз снимает,

Святой водой торгует чародей,

И очередь к нему не убывает.

Как говорится, всё, как у людей.

А Николай кем был тем и остался,

В бендежке при заводе слесарит.

Ему напильник с молотком достался,

Про прибыль ничего не говорит.

Но никого не хает и не судит,

В слесарном деле сам себе мастак.

А кто такие нелюди и люди

В толк до сих пор не может взять никак.



НА ПЕНСИИ

I

День непогодой остужен.

Греется чай на плите.

Плохо, когда ты не нужен.

Хуже, когда в суете.

Вышел к подъезду, послушал

Шорох опавшей листвы.

Пару таблеточек скушал.

Вроде бы от головы.

Дома смотрел телевизор.

После к окну семеня,

Вспомнил, в аптеке провизор

Денег взял много с меня.

Стал, о былом вспоминая,

Долго в окошко глядеть.

Толком отчасти не зная

Завтра куда себя деть.

II

Заглянул в почтовый ящик,

Взял платёжки, в дом зашёл,

И с лицом скорбей скорбящих

Разложил их все на стол.

Телевизор как шпаргалки

Нам рекламу выдает:

«Пародист известный Галкин

На концерт зовёт народ!»

На него, кто шутит сходу,

Посмотреть и я хочу,

Но за газ, тепло и воду

Денег много заплачу.

Тяжело тому живётся,

Кто глазами не ослеп,

На картошку остаётся

Нам от пенсии, на хлеб.

На душе скребутся кошки.

Мыслей рой – с ума сойти!

То ль купить мешок картошки,

То ль на Галкина пойти?



ПРО РЫБАЛКУ

I

Канал в тумане. Шумно с ив слетает

Роса по голубиному яйцу.

Глаза слезятся. Холодно лицу.

У пирса танкер в лёгкой дымке тает.

Последний день рыбалки… На рассвете

Один карась попался на крючок –

Подвёл его живучий червячок.

Вся остальная рыба – на диете.

Пора домой. Удилища сушить.

Штаны стирать. К весне готовить снасти.

И в памяти ночами ворошить

Рыбацкое непойманное счастье.

Открылся шлюз. Прибавил танкер ходу.

Кладу в чехол я удочки, сачок,

А карасишку отпускаю в воду:

- Не попадайся больше дурачок!

II

Я такое выкомаривал, отгоняя комаров –

Дирижёр бы позавидовал –

Так махал, что будь здоров!

На рыбалке отзывались не оркестры, не хоры,

А пищали ладно, дружно надо мною комары.



ПАРОДИЯ

Раз пятнадцать зарекался

Я пародии писать.

Черновик жене попался,

Стала вслух его читать:

«Дура матом мужа кроет,

Пальцем крутит у виска.

То обхает, то завоет,

Вызвав гнев у мужика.

То по шее обветшалой

Стукнет скалкой мужику.

Много бед с женою шалой

Претерпел он на веку…»

- Это что же за такое! -

Громко вскрикнула жена.

Руки в боки в непокое

Сразу сделала она.



- Это я-то что ли дура?! -

Подняла и гам и шум.

Началась в квартире буря,

И возник нервозный бум.

От неё я две подушки,

Том Есенина поймал,

И вскричал: - Так это ж Пушкин

Своей няне написал!

Как-то сразу стихла буря.

В туалет жена пошла…

Тройка по литературе

У неё всегда была.



ПРИМА ДОНА

То, что Пугачёва примадонна

Знают все в России много лет.

А у нас Матрёна - прима Дона –

Сохраняет с нею паритет.

Жизнь не в замке, а в избе проводит,

Деток не рожает, не поёт…

Замуж она каждый год выходит –

И с девятым мужиком живёт.



***

Петрович вышел из себя:

Напился, плюнув на закуску

И, полицейскому грубя,

На сутки угодил в кутузку.

Вернулся волю возлюбя,

Но стал какой-то молчаливый,

Сидит на брёвнышке под ивой…

Он возвращается в себя.



***

Чтобы появился дым в трубе,

Жар в печи, а на душе истома,

Дерево срубил не по себе.

Думал дотащить его до дома.

Дерево срубил, но не поднял.

Не хватило ни ума, ни силы.

И стоял над ним я как вандал.

Где-то рядом птицы голосили.

Дерево срубил я топором.

С той поры живу в греховном страхе:

Поздно я на дереве, на том

Разглядел гнездо какой-то птахи.



МОИ ВРАЧИ

Я тех проведал, у кого лечился

И выведал здоровья их настрой:

Глазник – ослеп,

Нарколог к чёрту спился,

Проктолог заработал геморрой.



ПРАВА

Мой собеседник, ты не прав,

Что у нас мало нынче прав.

Права на жительство, учёбу,

На спецодежду, то есть робу,

Автомобиль водить, мопед…

Каких ведь только прав и нет!

От них кружится голова.

Для нас, уверен, как для рыжих,

Ещё придумают права,

Чтоб ездить в лифте и на лыжах.



***

Как мать с отцом старушка по привычке

На всякий случай держит про запас

В квартире восковую свечку, спички,

Хотя есть электричество и газ.

А вдруг? Её корёжит это слово.

И днём и ночью с этим «вдруг» она.

А вдруг в страну вернётся голод снова?

Иль разразится, не дай бог война.

Пустил же с рельсов кто-то электричку.

Автозаправки тут и там стоят -

Кругом бензин…. Осталось чиркнуть спичку…

Но эти спички бабушки хранят.



***

Иванов Иван в девятом классе

Сто стихов за месяц написал.

С ритмом, с рифмой каждый стих согласен,

Чувствами, метафорой удал.

Образностью выверена фраза,

Трогает за душу - без прикрас:

Лучше, чем у Бродского в три раза,

Круче Вознесенского в пять раз.

Но училка, молодая дама

Понуждает класс учить пока

Перлы Окуджавы, Мандельштама,

Блока, Пастернака, Маршака.

Иванов сангвиник по натуре,

Он не хочет классиков учить,

А училку по литературе

Думает «в сортире замочить».



***

В когтях со скипетром, с короной

Орёл в России раньше восседал.

Теперь без этих символов вороной

Он на купюрах денежных предстал.

Державность стала, видимо обузой.

Вот и орёл, что с денег, нарочит.

А тут и гимн Советского Союза

В России почему-то всё звучит.



СМЕНА КУРСА

Чтоб про блуд не разузнала Ева,

Курс любви сменился у Абрама:

От жены гуляет не налево,

Не направо он, а к Циле – прямо!



ХУТОРЯНКИ

К Петровне ходят хуторянки,

Которым всем за шестьдесят.

Мужья у них давно от пьянки

На местном кладбище лежат.

Без приглашения, без визы

Приходят скрасить вечерок.

Ведь у неё есть телевизор,

Да мятой сдобренный чаёк.

О том, о сём в кругу судача,

Они, чтоб дольше не стареть,

К Петровне ходят передачу

«Давай поженимся!» смотреть.



В КОНЦЕ

Вначале было Слово.

В конце пришли слова:

«Блин», «трахать», «на фиг», «клёво»,

«Прикинь», «бабло», «ботва».



СТЕПНОЙ ОСЁЛ

Чабан печалился со слов

Соседей: нет в степи ослов.

На что казах из Алматы

Сказал ему в глаза: - А ты?

ПОМЕШАННЫЕ

Как-то быстро мы расстались

С честью, совестью, с умом

И мгновенно помешались.

Помешались кто на чём.

Кто на острове в Камбодже,

Кто на взятке в миллион,

Кто на замке с сотней лоджий,

Превращённом в бастион.

Кто на звёздочном отеле

На лазурных берегах,

Кто на яхте… В самом деле

Большинство же на деньгах.

Вроде бы ещё не стары,

А уже сошли с ума.

Почему ж их санитары

Не сажают в дурдома?

ЖЕНА И КНИГА

Если книга ходит по рукам –

Это хорошо, её читают.

А пойдет жена по мужикам -

Её все распутной посчитают.



«ПЕРЕВООРУЖИЛИСЬ»

К начальству на пушечный выстрел бывало

Не подпускали с просьбой конкретной.

Но время прошло то, иное настало:

Не подпускают теперь на ракетный.



ТАНЦОВЩИЦЫ

- Я, - хвасталась Джульетта, - на ночь глядя

Для мужа исполняю танец живота!

На что ей Эмма бросила спроста:

- А я Петру на бис показываю танец зада.



ПОСТОЯЛЕЦ

Жил у дамы один постоялец.

Постоял. Посидел. Полежал.

И не стукнувши пальцем о палец,

Он к другой на постой убежал.

СТРЕЛОЧНИК

Употел в Госдуме депутат,

Сам себя работою изводит:

Он в России время переводит

То на час вперед, а то назад.



КОЛЮЧАЯ ПРАВДА

Верить в пословицы сильно нельзя,

В древности люди немало чудили.

Если бы «правда колола глаза»,

Мы бы давно все слепыми ходили.



ЗА ПАЗУХОЙ

- Не говори мне, что живём убого!

Ведь мы с тобой за пазухой у бога.

- Беда в другом: постится часто боже

И нам приходится за пазухою тоже.



В ЧЕТЫРЕ СТРОКИ



¤ ¤ ¤

Супруга в отпуск собралась одна.

- Тебе оставить что-нибудь такое? -

Супругу задаёт вопрос она.

- Оставь! Не денег, а меня … в покое.



¤ ¤ ¤

Президенты нынче всюду: в ВУЗе,

В гильдии, в компании, в союзе,

В банке, фонде, фирме и в журнале…

Мы страною президентской стали!



¤¤ ¤

- Сосед, ты уподобился рекламе,

Нас болтовнёй своею утомил!

- Держал язык я раньше за зубами.

Вчера же зуб последний удалил.



¤ ¤ ¤

Он литрами пиво «Толстяк» попивает,

Но вот не толстеет никак.

Однако и тощий он не унывает,

Ждёт пиво под брэндом «Худяк».



¤ ¤ ¤

Каждый вечер внука я дурачу,

Пульт не выпускаю из руки.

- Дед, какую ищешь передачу?

- Да «Спокойной ночи, старики!».

¤ ¤ ¤

У Маши ходит муж налево –

Живет в квартире слева Ева.

А муж Виктории направо –

Там у него подруга Клава.



¤ ¤ ¤

Деда, что лежал в кровати с грелкой,

Бабка ошарашила смекалкой:

- Чем на стуле быть тебе сиделкой,

Буду-ка я рядышком лежалкой.



¤ ¤ ¤

Семья, любовь для них остались фоном,

Хотя развода между ними нет:

Она весь день сидит за телефоном,

А он с утра уходит в Интернет.



¤ ¤ ¤

Биолог, Органик, Генетик…

Союз представителей этих

Создать Человека лишь мог.

Отсюда и Троица - БОГ.



¤ ¤ ¤

Пропадают без вести клиенты.

А бывает с вестью. Известил

Муж: - Платить не буду алименты!

И буквально след его простыл.



¤ ¤ ¤

Прозвище «моряк» пристало к Боре,

Хотя он на флоте не служил.

Он тельняшку даже не носил –

Просто Боря пива выпил море!



¤ ¤ ¤

Когда достались лавры партократам,

Не возмутился, не заголосил.

Он не стремился быть лауреатом,

Лаврушки запах не переносил.



¤ ¤ ¤

Думал я, что ты совсем глухая,

Про любовь, когда тебе шептал.

Но когда вскричал, тебя же хая,

Чем же любит женщина, узнал.



¤ ¤ ¤

Красная кровь от железа.

С медью – она голуба.

Такая вот антитеза:

Умна вроде бы и глупа.



¤ ¤ ¤

Тренер держит Машу под контролем,

Когда та плывёт в бассейне кролем.

А как крикнет на пловчиху басом,

Сразу плыть та начинает брассом.



¤ ¤ ¤

Тянет Полю до Ивана,

А Ивана тянет к Поле.

Они оба постоянно

Как в геомагнитном поле.
Категория: Стихотворения | Добавил: (15.02.2014)
Просмотров: 235 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]